_ _ . . . (luhrasp) wrote,
_ _ . . .
luhrasp

Закрывая тему Полыньи

В последнее время ажиотаж вокруг огромной полыньи на Иртыше поутих, все основные события и пресс-конференции произошли, министр не нырнул.

Смею предположить, что дальше ничего не будет. Полынья так или иначе доживёт до весны, на нескольких предприятиях пройдут проверки, летом дно Иртыша исследуют эхолотом, все СМИ об этом напишут, но особых сенсаций не будет. Поэтому именно сейчас важно подвести итоги "полыньягейта", пока промежуточные - но, уверен, сильно они не изменятся.

В этом длинном, подробном, местами нудном посте, не содержащем ни одной сенсации, я подробно разберу тему с полыньёй и выдвину несколько гипотез, объясняющих, что это вообще было. Структурно пост состоит из трёх частей: первая посвящена хронологии и чистым фактам, вторая - основным гипотезам, в третьей изложу свои личные выводы. Для удобства первые два раздела спрятаны под спойлеры, так что можно сразу переходить к любому нужному.


[Хронология и факты.]
Хронология и факты

Осенью 2017-го лёд на Иртыше встал достаточно поздно, в ночь с 27 на 28 ноября. Дата точная, потому что мне было интересно, успеет ли река замёрзнуть до начала декабря, и я регулярно следил. Вечером 27 лёд ещё шёл, а утром 28-го встал - но не везде. От Ленинградского моста до Крепости и чуть дальше осталось большое пространство чистой воды.



Через несколько дней, четвёртого декабря, по берегу Иртыша прошёл известный омский эколог Сергей Костарев. Он заметил, что часть реки не замёрзла, и сообщил об этом в своём Фейсбуке. Костарев связался с Василием Фисенко, заслуженным омским гидротехником, и тот предположил, что виноват рассеивающий выпуск, находящийся на дне Иртыша. Костарев считает, что этот выпуск находится в районе Ленинградского моста, однако сам Фисенко в разговоре со мной (летом и совсем по другому поводу) упоминал, что он расположен в районе магазина "Океан", а на недавнем брифинге Минприроды вообще прозвучала информация о том, что этот коллектор принадлежит "Техуглероду" и расположен в районе бульвара Победы. Так что, думаю, здесь имел место глухой телефон.

По СМИ тогда прошло несколько новостей на тему полыньи, но серьёзного всплеска интереса не было. Иртыш тем временем продолжил замерзать: к девятому декабря лёд дошёл до устья Оми, а в районе 25-го - до улицы Чкалова. Легко заметить, что скорость замерзания падала в геометрической прогрессии, чем короче полынья - тем медленнее замерзает.

Всё это время Иртыш активно парил. В разные дни по-разному, видимо, в зависимости от влажности и температуры воздуха. Вот фото от 12 декабря:



Затем последовал период длительного информационного затишья: Иртыш потихоньку замерзал, ночами активно парил, люди в основном этого не замечали. Всплеск произошёл в районе 20-х чисел января, когда по Омску ударили морозы и река начала парить особенно яростно. Фотографии полыньи разлетелись по соцсетям, тысячи омичей начали высказывать разнообразные гипотезы. Основные омские блоггеры и некоторые журналисты - Игорь Фёдоров, Сергей Костарев, Орис, Алексей Пантелеев - написали по поводу полыньи новые посты, что только подогрело общественный интерес. Я тоже не остался в стороне от темы, написал пост о том, что причины у этого явления скорее всего естественные. 29-го новость дошла до Алексанра Буркова, который велел немедленно разобраться.

Ещё до того своё слово сказала прокуратура: специалисты провели проверку и обнаружили в одном из ливневых коллекторов 4-кратное превышение солей аммония. Однако информации о том, что эти соли могут как-то повлиять на замерзание реки, опубликовано не было.

Седьмого февраля ответственные ведомства собрали пресс-конфренцию, на которой поделились собранной информацией и сделали вывод: причиной полыньи являются завихрения, вызванные опорами Ленинградского моста. В процесе исследования кто-то наконец измерил температуру Иртыша (она оказалась нормальной, +1 градус), информация о наличии рассеивающего выпуска прямо под Ленинградским мостом не подтвердилась. Министр природных ресурсов Матненко заявил, что готов сам нырнуть под мост и проверить, как там дела, однако в итоге эту задачу поручили специалистам.

Под мост водолазы нырять не решились, проверили дно ниже по течению и подтвердили, что там ничего странного нет. В процессе всем журналистам показали тот самый коллектор с солями аммония и убедительно продемонстрировали, что ничего в Иртыш он слить не может, так как замёрз нахрен.



Нельзя так же не упомянуть, что подобная полынья образуется на Иртыше не впервые. Я лично видел такие же в 2007, 2008, 2009 и 2011-м годах. С последнего случая есть фотографии, до того, к сожалению, нормального фотоаппарата у меня не было. В 2007 полынья точно дожила до весны, в 2011-м замёрзла полностью (в феврале выглядела примерно вот так), про остальные годы честно не помню. Но до января полынья доживала каждый раз, это точно.

В те годы, когда Иртыш таки замерзал, по центру порой оставалась полынья шириной в 4-6 метров. Иногда её оставляли корабли, которые перегоняли к месту стоянки по первому льду, иногда после замерзания в центре реки оставался небольшой кусок чистой воды с быстрым течением.


[Основные гипотезы]
Основные гипотезы

Их можно разделить на три большие группы: "тепловая", "химическая" и "естественная".

Тепловая гипотеза предполагает, что где-то чуть выше полыньи в Иртыш сбрасывают большой объём горячей воды. Основным сторонником гипотезы является Игорь Фёдоров: по его мнению, вода поступает в Иртыш через систему ливневой канализации, в которую кто-то тайком сливает кипяток. В качестве одного из доказательств он приводит решётки ливневых коллекторов, из которых вовсю валит пар: по словам Игоря, подобные решётки он замечал и фотографировал несколько раз в разных концах города.

У этой гипотезы две основных проблемы: во-первых, проверка показала, что температура воды в полынье не отличается от нормы. Во-вторых, указанный коллектор должен находиться непосредственно в районе Ленинградского моста, чуть выше по течению и на дне реки, потому что иначе тёплая вода поднималась бы к поверхности и натурально топила лёд.

Один из комментаторов в ЖЖ утверждал, что подобная труба имеется и закреплена на второй опоре (здесь и далее буду нумеровать опоры от правого берега, без учёта той, что расположена непосредственно на Иртышской набережной), однако доказательств своим словам не привёл. Официальные структуры наличие трубы отрицают.

Химическая гипотеза предполагает наличие в воде веществ, снижающих температуру замерзания воды. У неё нет чётко выраженных сторонников, в разное время её поддерживали разные люди - особенно сильно после того, как прокуратура нашла те самые соли аммония. Проблема - в том, что, по словам Матненко, Росгидромет регулярно берёт пробы иртышской воды и экстремальных превышений концентрации каких-либо веществ там нет. Те самые соли находились именно в коллекторе, а сток там не настолько большой, чтобы оказать влияние на всю реку.

Естественную гипотезу выдвинули специалисты Минприроды и смежных ведомств, и заключается она в следующем: есть река, есть мост. Опоры моста создают завихрения и поднимают со дна тёплую воду, которая существенно замедляет скорость замерзания.

Да, вот вам занимательный факт, о котором я, например, раньше не знал. Вода обладает максимальной плотностью при +4 градусах, а более холодная вода оказывается легче. Поэтому зимой наиболее тёплый поток идёт по дну. В сети легко нагуглить соответствующие графики.



Попытка расставить всё по своим местам

Хочу сразу указать на главную, с моей точки зрения, ошибку всех перечисленных гипотез: они предполагают, что _образование_ и _существование_ полыньи вызвано одними и теми же причинами. Отсюда возникают логичные вопросы: если это мост, то почему после каждого моста такой полыньи нет? Если сбросы, то где они были год, два, три назад? Почему подобные полыньи образуются и у других мостов, например в области, где никаких сбросов точно нет?

Картина меняется, если мы предположим, что полынья образовалась по одной причине, а продолжает существовать по другой. Причём причины эти не взаимосвязаны и друг из друга не вытекают, так что где-то может присутствовать одна из двух, где-то ни одной, но Полынья возникла именно там, где сошлись обе.

Предлагаю для начала взглянуть на саму полынью: фото сделано пару дней назад с Ленинградского моста, примерно со второй опоры, и отражает актуальное состояние Объекта.



Что мы видим? Много чего.
Во-первых, полынья постепенно замерзает. Причём скорость замерзания примерно одинакова, это видно по чередованию слоёв. Если не видно - фото кликабельно.
Во-вторых, полынья имеет примерно одинаковую ширину на всём протяжении.
В-третьих, по центру имеется заметный вырост, и аналогичный ему есть на нижнем конце полыньи. На фото второй конец кажется ровным, но это оптическая иллюзия. На самом деле он примерно такой же, это легко заметить, например, вот здесь.

Начало полынь кажется асимметричным, но раньше левый "рог" был таким же тупым, как и правый. Это отчётливо видно по структуре слоёв.



То есть каким бы ни был фактор, замедляющий скорость замерзания реки, по бокам от опоры (напомню, фото сделано непосредственно с неё) он выражен чётче, чем прямо за ней. Более того: такое положение дел сохраняется на протяжении сотен метров, потому что выступ в нижней части полыньи строго соответствует выступу в верхней.

Для того, чтобы понять, как именно замерзает полынья, рекомендую посмотреть на фото, сделанное в апреле 2012-го. В тот год полынья в конце концов замёрзла, а весной, когда сошёл снег, оказалось, что последовательность этого процесса запечатлена в структуре льда.



Отчётливо видны слои, отражающие скорее всего чередование периодов более холодной и более тёплой погоды. Более того: видно, что река замерзала в два этапа. Сначала лёд "поднимался" по течению, но в какой-то момент этот процесс остановился и дальше полынья замерзала от берегов. Причём практически равномерно по всей длине. И бонусом: видно, что в тот раз стержень полыньи располагался между первой и второй опорами.

Кто-то может предположить, что эти слои сформировались не в результате замерзания, а в результате постепенного оттаивания, но это не так. Когда ледяной покров на реке формируется обычным образом, то есть с помощью льдин, непосредственно перед вскрытием он выглядит иначе.

Попробуем на основе этих данных сформулировать гипотезу: вода, выходящая из-подо льда, обладает близкой к нулевой, но всё-таки положительной температурой. После нескольких минут контакта с холодным воздухом она остывает, внутри формируются кристаллики льда, которые постепенно растут и скапливаются у нижней кромки полыньи, из-за чего последняя отступает вверх по течению. Однако после какого-то предела (конкретная величина которого зависит от погоды) вода просто не успевает остыть до нужной кондиции, и наступление полыньи прекращается. Вместо этого на первый план выходит более медленный, но постоянный процесс - намерзание льда от берегов. Его скорость так же зависит от температуры, потому в разные годы полынья то замерзала в итоге, то нет.

Мост в этом процессе играет важную роль: он поднимает со дна более тёплую воду, которая охлаждается медленнее и замерзает дольше. То есть, грубо говоря, без моста такая полынья (если бы образовалась) замёрзла бы быстрее, если не за дни - то за несколько недель точно.

Косвенным доказательством последнего утверждения является то, что лёд после мостов всегда тоньше и опаснее обычного, в нём регулярно образуются промоины. МЧС прямо предупреждает об опасности таких мест. Однако сам по себе факт наличия моста не способен создать такую полынью, лёд будет тоньше - но он будет. Так что здесь нужно понять, почему Иртыш в этом (и нескольких предыдущих) году замёрз именно таким образом, почему образовался крупный кусок чистой воды.

Во-первых, в этом однозначно виноват именно Ленинградский мост. Кромка льда в самом начале всегда находится под мостом, в непосредственном контакте с попорами. Это видно и на фото Костарева, и на моём снимке 2011-го года. Логично предположить, что именно мост вызывает подобный эффект. Что в какой-то момент, непосредственно перед тем, как лёд встанет, несколько льдин заклинивает в проёме между быками, возникает цепная реакция - и река выше моста по течению встаёт "досрочно", а ниже образуется разрыв.

Почему это начало происходить именно в середине нулевых? Я не гидротехник, но вывод вообще-то напрашивается сам собой: с 90-х годов из Иртыша в черте Омска массово (и, скорее всего, незаконно) добывали речной песок. Влияет это на течение реки? Несомненно: об этом неоднократно говорили и Фисенко, и сам Костарев, когда предупреждал всех о бессмысленности и опасности Красногорского гидроузла. Моя рабочая гипотеза предполагает, что из-за добычи песка Иртыш "просел", основная масса воды пошла по центру, а у берегов начали расти отмели - их хорошо видно, например, у Кировского острова в летне-осенний межень. В результате лёд, который раньше равномерно проходил между всеми быками Ленинградского моста, сейчас течением увлекается в два центральных пролёта - и порой там застревает. Но тут настаивать не буду, для таких рассуждений по-хорошему специалист нужен.

Возможно, свою роль в образовании полыньи играют и тёплые стоки, но не кипяток - а просто чуть более тёплая вода, выходящая из коллектора в районе бульвара Победы. Она быстро перемешивается с остальной массой иртышской воды, остывает до +4 и мирно течёт по дну, пока не поднимается вверх где-то у Ленинградского моста.

Напоследок повторю, что всё это - лишь гипотеза, которая, как и любая другая, может оказаться ошибочной. Если весной водолазы найдут у моста несанкционированные трубы, если какой-нибудь энтузиаст замерит температуру воды и поймёт, что чиновники врали, что на самом деле там не +1, а, скажем, +10, мою гипотезу придётся отбросить. Но пока серьёзных оснований для этого нет.

Tags: Омск, Седьмой, зарисовки, полынья, реки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments